18 октября 2017
12 октября 2017
7 августа 2017
3 июля 2017
26 июня 2017
14 апреля 2017
28 марта 2017
14 марта 2017
3 марта 2017
21 февраля 2017
Мы хотим сделать Радио ЗВЕЗДА лучше – нам важно ваше мнение!
Оставьте заявку с названием рассказа, который Вы хотите услышать на Радио ЗВЕЗДА
Мария Родичева
Сидим с мужем во дворе в машине и слушаем книгу @:-)
чт 19 ноября 2009
00:19
В эфире:
Качество звука:
64 | 96 | 128
 
Николай Николаевич Миклухо-Маклай: история в звуке
17:46 | 12.10.2017

Герой нашего сегодняшнего разговора российский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании – Николай Николаевич Миклухо-Маклай.

 

Ему было всего 23 года, когда он обратился в Русское географическое общество с предложением организовать экспедицию на Новую Гвинею. Но в  1869 году перед российскими географами стояли совсем другие задачи: в состав империи только что вошла огромная часть Средней Азии и нужно было осваивать Дальний Восток. А тут какая-то Гвинея!

Известный географ и путешественник адмирал Литке возмущался: «Кто он такой? Каков его авторитет в науке?».

Тем не менее, поддержка известных учёных Семенова и Бэра, и не в последнюю очередь пламенное выступление самого Миклухо-Маклая на заседании Совета Русского Географического Общества помогли решить дело положительно.

В распоряжение путешественника было предоставлено военное судно «Витязь», направлявшееся в Японию, и 1200 рублей на организационные расходы.

О первых шагах экспедиции Миклухо-Маклая писал Даниил Тумаркин в книге «Белый папуас».


Почему молодой учёный отправился в опасное предприятие, на другой конец земли?

Похоже, что сыну инженера-путейца и правнуку запорожского казака всю жизнь не сиделось на месте.

Он изучал физику и математику в Петербурге, был отчислен из университета, затем изучал философию в Гейдельберге, медицину в Лейпциге и Йене.

Миклухо-Маклай писал гимназическому  приятелю - процитирую: «Закабалить себя кафедрой, связать с каким-нибудь захолустьем, хотя бы и Петербургом, - на то у меня не было и не будет никогда желания. Итак, я поселюсь где-нибудь здесь в благословенных странах тропических, но также не вблизи европейцев – около них все страшно дорого и скучно».

Во-вторых, Миклухо-Маклай  всегда мечтал побывать там, где еще не ступала нога человека, стать первым, кто опишет заповедную природу, откроет новые виды растений и животных.

О таких экзотических видах рассказ в нашей следующей рубрике. Послушаем 


Николай Николаевич Миклухо-Маклай – этнограф и путешественник, герой нашей сегодняшней программы.

Ученый отправился в путешествие 27 октября 1870 года. Он поселился на северо-восточном берегу Новой Гвинеи среди совершенно диких племён, которых считали людоедскими, и сумел не просто выжить, а стать для них богом, как они его называли - «человеком с луны», который «может летать и поджигать море». О том, чего это ему стоило, Николай Николаевич писал в своей книге «Путешествие на Новую Гвинею». 


Первый же визит Маклая в туземную деревню едва не закончился трагически. Сначала вооруженные дикари окружили его, затем кололи копьями.  

Николай Николаевич позже писал в дневнике - процитирую: «Исключая двух или трех царапин, никто не решался нанести мне тяжелую рану – диких ставил в тупик моё неизменное безразличие».

Папуасы не могли понять, почему человек среднего роста и скромного телосложения, один среди десятка крепких воинов – не боится.  А дальше произошло самое удивительное. Но.. 


Нелегко ему приходилось на Новой Гвинее. Учёный мало спал, плохо питался, болел. Но больше всего он боялся … не успеть. Не увидеть, не исследовать, не измерить, не записать.

Его сердили … бобы, потому что варились слишком медленно, и на заваривание чая тоже уходило слишком много драгоценного времени. Миклухо-Маклай писал в дневнике :

«Я жалею, что у меня не сто глаз».

О том, что мог увидеть учёный на Новой Гвинее  - в нашей короткой рубрике


За несколько месяцев своего пребывания на острове Новая Гвинея Миклухо-Маклай  заслужил любовь и уважение папуасов. Он лечил их, обучал премудростям сельского хозяйства, а параллельно вел колоссальную научную работу.

Тщательные антропологические исследования – замеры черепов, изучение волосяного покрова, - подтвердили догадки ученого. Он доказал, что папуасы такие же, как мы, только смуглые.

Подробнее о том, как Миклухо-Маклай изучал язык папуасов, он писал в книге «Путешествие на Новую Гвинею». 


Он мечтал сбежать из скучных учёных кабинетов туда, где столько всего неисследованного. Но была ещё одна причина, которая заставила молодого учёного отправиться на край света, в каменный век.

За первые 30 лет пребывания испанцев на Гаити коренное население по данным Бартоломео Колумба – брата путешественника - сократилось с 1 миллиона 100 тысяч человек до 11 тысяч.

В Южной и Северной Америке, в Африке, в Австралии и Океании, везде, где появлялся белый человек, начиналась охота на местное население. Исчезали десятки племён, целые народы!

Конечно,  первыми колонистами обычно бывали пираты, солдаты, беглые преступники, но уничтожение коренных народов, настоящий геноцид продолжился и с приходом в колонии образованных людей.

Причина такой жестокости очень простая – по мнению многих ученых, чернокожие туземцы Африки и тропических островов были не людьми, а недостающим звеном между обезьяной и человеком. 

Эту теорию и собирался развенчать Миклухо-Маклай, он считал это одной из главных своих задач.

О том, как распространены заблуждения о первобытных людях – рассказ в одной из наших рубрик. Он шуточный, в отличие от проблемы, которая тревожила Миклухо-Маклая...


В 1882 году учёный возвращается в Россию и предлагает проект русской колонизации Новой Гвинеи - строительство морской станции и русского поселения на северо-восточном побережье острова (Берег Маклая).

Программа экономических и социальных преобразований, нужна для  защиты местного населения от зверств типичной европейской колонизации с расистским подходом.

Недостаточно продуманный, утопический проект русским правительством принят не был. Но с момента разработки проекта начинается многолетняя борьба Миклухо-Маклая в защиту человеческих прав папуасов Новой Гвинеи и других островитян Океании. Вот что писал об этом Лев Николаевич Толстой.


Вторую экспедицию на Новую Гвинею учёному пришлось прервать. Анемия, общее истощение заставили Миклухо-Маклая вернуться в цивилизованный мир. Но денег на возвращение домой, и на продолжение научной работы у него не было. В газетах даже прошло сообщение, что он погиб, был съеден дикарями. 

Не имея возможности отправиться в экспедицию, учёный не забывал о своих научных исследованиях. Он использовал время отдыха и лечения для подготовки к печати нескольких статей: переписал и отправил в Петербург для публикации в «Известиях Русского Географического Общества»  сообщение о путешествии на Берег Папуа-Ковиай, передал в журнал Королевского общества естествоиспытателей Нидерландской Индии часть большой работы по этнологии Берега Маклая.

о том, что писал Миклухо-Маклаю влиятельный член  Совета Русского Географического Общества Фёдор Романович Остен-Сакен вы моете прочитать в книге Даниила Тумаркина «Белый папуас». 


В 1882 году Николай Николаевич вернулся в Россию. На его лекции было не попасть, имя его не сходило с первых полос газет. Даже крестьяне, взбудораженные идеей колонизации  тропических островов, писали ему длинные письма вот фрагмент одного из них:

«Милостивый государь и высокоуважаемый ученый, Николай Николаевич! Вам, конечно, более чем кому-либо известны условия как европейских народов, так и равно первобытной жизни дикарей, поэтому вы только один можете сказать, который из людей счастливее — образованный европеец или дикарь? Если образованный и развитой человек стоит неизмеримо выше дикаря и с деньгами всюду встретит рай в подлунном мире, зато такой же развитой и поучившийся бедняк везде находит один лишь ад на земле». Вот такое интересное письмо. Миклухо-Маклай увлёк народ идеей поселения практически в земном раю, таким казался жителям России далёкий тропический остров Новая Гвинея. Продолжение этой истории - вот тут.


Учёный представил свой проект колонизации Новой Гвинеи императору Александру Третьему. Тот с семьей находился тогда в Крыму, недалеко от Ялты, в своем имении ЛивАдия. Александр Третий расспрашивал путешественника о его планах, интересовался, когда будут готовы к печати обещанные им обобщающие труды. Но на каждой из встреч присутствовали противники идей Миклухо-Маклая - министр иностранных дел Николай Карлович Гирс и морской министр Иван Алексеевич Шестаков.

Через некоторое время в письме Гирсу Миклухо-Маклай утверждал, что в ЛивАдии Александр Третий – процитирую – «изъявил высочайшее согласие на мое предложение поднять русский флаг на некоторых, еще не занятых другими державами, островах Тихого океана». Конец цитаты.

Но симпатия императора осталась только на словах. Никто в правительстве России не желал осложнять из-за Новой Гвинеи международные отношения.

Подробнее встречу путешественника с императором описал в своей книге «Белый папуас» Даниил Тумаркин.


Учёный искал любую возможность, чтобы вернуться на Берег Маклая,  узнать, что сталось с его новогвинейскими друзьями. И такая возможность представилась ему в начале 1883 года.

В Джакарте, где Миклухо-Маклай тогда жил,  на рейде  грузился углем корвет «Скобелев». Командир корвета, контр-адмирал Копытов, согласился доставить путешественника на Новую Гвинею, хотя это было не совсем по пути.

По дороге, на одном из Молуккских островов учёный купил своим папуасам подарки – коз, двух зебу: бычка и телушку и семена различных растений.

О том, как встретили учёного старые друзья, он писал в своей книге «Путешествие на Новую Гвинею» .

В своё последнее посещение острова, путешественник пытался как можно больше сделать для островитян.

Научить, защитить, предостеречь, снабдить знаниями и полезными вещами.

Туземцы шумно радовались подаркам, расспрашивали Миклухо-Маклая, где он будет жить и рассказывали ему наперебой, как приезжали «тамо-инглис», англичане. Они перерыли в поисках золота окрестные леса, погрузили самых крепких и выносливых мужчин и женщин на корабли и увезли их за океан. 

Подробнее о последних днях на Новой Гвинее Миклухо-Маклай писал в своём дневнике. 


События на Новой Гвинее, очень расстроили Миклухо-Маклая. Он обратился к британскому правительству от имени аборигенов, как он сам писал :

«преступление которых состоит единственно в том, что они имеют кожу темного цвета и не так сильны, чтобы отстаивать свои права»

Учёному удалось заставить Британию отменить колонизацию Новой Гвинеи. Однако, воспользовавшись заминкой,  на Берег Маклая высадился Германский десант и установил свой флаг прямо в том месте, где стояла хижина Миклухо-Маклая.

Немцы назвали захваченную землю "Землей императора Вильгельма".

Комиссия, созданная русским императором Александром III, признала нецелесообразным  вступать в международный конфликт и препятствовать Германии захватывать далёкий тропический остров. Многолетней мечте Николая Николаевича Миклухо-Маклая о русской колонии на Тихом океане не суждено было сбыться.

Но туземцы залива Астролябия сохранили память о русском учёном. Долго еще стальной топор именовался там «топор Маклай» и арбуз – «арбуз Маклай», «тыква Маклай», «дыня Маклай».

 Уже в начале нашего века на острове Били-Били этнографы записали легенду, сложенную папуасами о Маклае: «Пришел Маклай и сказал нашим предкам: каменные топоры не острые, они тупые. Бросьте их в лес, они не годятся, тупые. Маклай дал им железные ножи и железные топоры…».

О влиянии и заслугах Миклухо-Маклая подробнее в книге Даниила Тумаркина «Белый папуас». 


А вот тут вы можете послушать интервью с потомком и продолжателем дела знаменитого предка Николаем Миклухо-Маклаем.

 
© 2006-2017, ОАО «Телерадиокомпания Вооруженных Сил Российской Федерации «ЗВЕЗДА»
Разработка сайта: студия «25-й кадр»